Эль Фьор








Рекомендуемый автор : ...............................Читать ещё >>https://vk.com/public113823184
..........
Читать ещё....




Рекомендованные авторы...(ссылка).

                                

    Как мы сдавали экзамены... ((Сергей Опанасенко(

    Admin

    Сообщения : 582
    Дата регистрации : 2016-03-07
    Откуда : стихи.ру

    Сообщение   в Вс Июн 09, 2019 11:03 am

    Как мы сдавали экзамены...
    Сергей Опанасенко
    КАК МЫ СДАВАЛИ ЭКЗАМЕНЫ...


    Экзамены! Сессия! 
    О! Эти слова известны и понятны практически любому человеку на планете Земля! Да, собственно, вся наша жизнь сплошной ЭКЗАМЕН…
    Экзамены… Экзамены…
    Расскажу несколько забавных историй, связанных с экзаменами. Начнем сначала, как говорится, от печки.
    В СССР, в разных национальных республиках, экзамены в школах по времени сдавались по разному. На Украине, где я жил и учился в то время, экзамены начинали сдавать уже после начальной школы, т.е. в 4-м классе. В РСФСР, к примеру, экзамены начинались только в 8-классе. Почему сие происходило и какой в этом был смысл – не знаю, но свой первый экзамен, по украинской литературе, я сдавал практически в «младенческом» возрасте - в 4-м классе.
    И, не судите меня строго, так уж получилось: сдавал я его по «засвеченному» билету. Все дело в том, что раскладывать билеты перед экзаменом поручили нашей отличнице Лиде Г….е. Вышла Лида из класса и сказала, что «совершенно случайно» знает, где лежит 4-й билет: второй ряд снизу, второй билет слева. Народ, живо заинтересовавшись было, как то сразу интерес утратил и разошелся восвояси, бояться экзамена и дальше. А вот я сразу смекнул магию 4-го билета и свою выгоду.
    Здесь необходимо пояснить. В билетах по украинской (да и по любой другой) литературе было три вопроса. Первые два я уже не знаю о чем, возможно раскрыть образ кого-то там. В третьем вопросе каждого билета было рассказать наизусть стихотворение или отрывок прозы по школьной программе. Так вот в 4-м билете третьим вопросом был большой (самый большой!) отрывок прозы. Из нашего класса наизусть его выучили только несколько человек, и я в том числе.
    Даже сейчас помню наизусть начало этого отрывка: «Широкою долиною між двома рядками розложистих гір тихо тече по Васильківщині 
    невеличка річка Раставиця. Серед долин зеленіють розкішні густі та високі верби, 
    там ніби потонуло в вербах село Вербівка…». Ну и так далее. Сейчас посмотрел в Интернете, оказывается это начало повести украинского писателя Ивана Нечуй-Левицкого «Микола Джеря». Нда… время… все уже забыл…
    Ну, так вот. Зашел я сдавать экзамен в числе первых, вытянул, естественно, 4-й билет и получил свою заслуженную «пятерку». 
    Правду люди говорят: «Как начнется, так и поведется». С тех самых пор и пошла моя экзаменационная эпопея. Сдавал я в жизни много экзаменов: больших и малых, устных и письменных, вступительных и выпускных, на «пятерки» и на «двойки», честно и не совсем, по шпаргалкам и по знаниям – разных экзаменов и по-разному… А билет тянул всегда один и тот же: второй ряд снизу, второй билет слева. И всегда, практически каждый раз, на экзаменах со мною случалось что-то, какая-то история. Ну не со мной, так с моим товарищем по школьной парте, студенческой аудитории или курсантской казарме. Вот о некоторых их этих историй я и хочу рассказать.
    Школьные экзамены прошли как-то довольно безоблачно. Учился я неплохо, экзамены сдавал, не очень напрягаясь. Тем не менее, на каждый экзамен мною скрупулёзно и добросовестно писались шпаргалки. Пользовался я ими, однако, мало. Видимо пока писал, все выучивал. Да и молодой мозг (умище!), еще ничем не замутненный и не обремененный, выручал. В общем ничего, такого уж интересного и захватывающего, достойного моих воспоминаний и внимания уважаемых читателей, я вспомнить не могу.
    Добросовестно отучившись 8 лет в средней школе, я решил, что с меня хватит. Хватит! Я уже не маленький! И поступил в Ворошиловградский строительный техникум транспортного строительства на факультет «Изыскания и строительство железных дорог». Уж очень мне хотелось оторваться от мамы с папой и поехать строить БАМ (Байкало-Амурскую магистраль). В то время это было очень модно и заманчиво. По радио без перерыва крутили песни: «Слышишь время гудит БАМ! На просторах крутых БАМ! И большая тайга покоряется нам…» или «Веселей ребята, выпало нам строить путь железный, а короче - БАМ...». По телевизору показывали веселых парней и девчат, поющих песни в тайге у костра и живущих в палатках. Веселые, сильные, красивые, молодые люди! Как я хотел быть среди них! 
    В общем, поступил и добросовестно окончил. Экзамены сдавал играючи! А может не очень то и «напрягали» нас на экзаменах – специалистов на БАМе действительно не хватало, и нас ждала тайга, Сибирь, Тында и многие другие, завлекательные и «вкусные» названия. На всякий пожарный все-таки засовывал на экзамен под пиджак конспект с лекциями, но случая ими воспользоваться, почти никогда не было.
    Самое интересное на экзаменном фронте стало происходить уже в военно-морском училище. Так получилось, что во время учебы в техникуме я поостыл к БАМу и заболел МОРЕМ! Заболел, и поскольку не привык откладывать дела в долгий ящик, поступил в Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище. С этого то момента я начну уж поподробнее.
    Итак, об экзаменах, об экзаменаторах и экзаменуемых, о веселых и не очень историях связанных с экзаменами…
    Начну со вступительных экзаменов. 
    Как уже говорилось выше – заболел я морем. И заболел не один, а со своим другом: Витькой Беленьким. Вместе мечтали бороздить моря и океаны, вместе и поступать поехали в училище. Правда, друга моего угораздило влюбиться накануне отъезда, и ехать в Севастополь он категорически отказался. Хотел, видите ли, жениться… Видимо как честный человек – на самом деле не знаю… 
    Сколько трудов и нервов стоило мне и его родителям, чтобы уговорить Виктора поехать поступать! Наконец уговорили. Он милостиво согласился на «вояж» в Севастополь, но мне по секрету сказал, что поступать все равно не будет.. Просто проедется в Крым, покупается в Черном море, поглазеет на красоты и девушек – и обратно: домой, к любимой. «Ну и это хорошо, а там как повезет… Глядишь и станем моряками!» – смекнул я и, пока он не передумал, в тот же вечер общим вагоном мы двинули в южном направлении.
    Следующим утром мы уже были в Севастополе. Севастополь просто поразил, ошеломил нас! Строгий, белоснежный красасавец-город! Улочки, сбегающие к морю, колонны марширующих куда-то матросов, застывшие у причалов надводные корабли, черно-лоснящиеся туши подводных лодок, видимые уже из вагона поезда, черные клеши моряков и легкие платья девушек, чистота и порядок везде и многое другое… 
    А училище! Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище! Это строгое античное здание главного учебного корпуса! Это просто песня! Мне очень-очень, до дрожи в коленях, до какой-то первобытной тоски, захотелось стать курсантом этого училища! И, что самое интересное, Виктор, глядя на эту красоту и на меня, тоже загорелся и стал усиленного готовиться к экзаменам. Правда, надолго его не хватило. Перед самым первым вступительным экзаменом, то ли получив письмо от любимой, то ли переговорив с нею по телефону, он как-то сник и провалил его. Как сейчас помню, был это письменный экзамен по математике. Я и сам то не блистал там знаниями, но добросовестно пыхтел, решал сам, списывал у соседей, пробовал помочь и Витьке. Однако все было напрасно – для себя он уже все решил, сдал пустой лист, получил заслуженную «пару» и к вечеру, радостный уехал к своей невесте. А я остался – как оказалось на 21 год!
    С другом Витькой мы когда-то поклялись быть вместе, морячить, служить на одном корабле, никогда не расставаться. Вот такая юношеская и где-то смешная клятва! Но меня до сих пор иногда гложет чувство вины перед ним. Ведь, получается, я нарушил клятву! Что было бы, если бы я уехал тогда с ним? А через год, может быть, опять бы уговорил его поступать в училище. Не знаю! Тогда я не смог оторваться от Севастополя, от своей судьбы, от флота, от моря. Не судите меня строго…
    Виктор Беленький до армии так и не женился. Осенью 1982 года был призван в ряды Вооруженных Сил, в погранвойска. Служил и воевал в Афгане, был два раза ранен, три раза приезжал в отпуск. В один из этих отпусков он женился на той самой девушке, у них родилась дочь. Правда, прожили они вместе около двух лет и развелись. Я же полностью погрузился в морскую стихию! Моя мечта сбылась! Я стал моряком!
    Правда до настоящего моряка было еще далеко, по меньшей мере, пять лет учебы: сотни экзаменов, зачетов, курсовых, лабораторных и еще Бог знает чего.… Вот об этом и расскажу поподробнее.


    Последний раз редактировалось: Admin (Вт Сен 24, 2019 10:44 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
    Admin

    Сообщения : 582
    Дата регистрации : 2016-03-07
    Откуда : стихи.ру

    Сообщение   в Вс Июн 09, 2019 11:04 am

    «ИМПЕРИАЛИСТ» ПАША ИЛИ ТЕРМЕХ, АЛГОРИТМ И ПОЛНЫЙ ЛЕДЕБУРИТ.

    На первом курсе нам, будущим инженерам подводного флота, преподавали такую экзотическую для нас, недавних школьников, дисциплину, как «Технология металлов». Предмет не очень то и тяжелый. Преподавал его нам очень занимательный человек по фамилии Михайлиди, по прозвищу «безумный грек» или «ледебурит».
    Лирическое отступление. Ледебурит - (от имени нем. металлурга А. Ледебура, A. Ledebur; 1837—1906), одна из основных структурных составляющих железоуглеродистых сплавов, главным образом чугунов; представляет собой эвтектическую смесь аустенита и цементита, образующуюся ниже 1145°С (для чистых железоуглеродистых сплавов). При температурах ниже 723°С аустенит превращается в феррито-цементитную смесь. В сталях Ледебурит, состоящий из аустенита и карбидов, образуется лишь при высоком содержании легирующих элементов и углерода (0,7—1,0% С); такие стали (например, быстрорежущая) называются ледебуритными.
    Это был очень увлеченный человек. Ему, наверное, казалось, что увлекательнее «Технологии металлов» ничего на свете нет. Пытался он это донести и до нас. Несколько всклоченный, несколько перепачканный мелом, восторженно рассказывающий нам, полусонным курсантам, о свойствах легированных сталей или о чудесном превращении мартенсита в ледебурит. Задает вопрос на лекции, и сам же на него и отвечает… Мол, правильно… Ледебурит!
    Сдавать зачеты и экзамены Ледебуриту было одно удовольствие. Не самый важный для будущего подводника предмет. Преподаватель гражданский, к курсантам лояльный. На экзамен покупали несколько бутылочек «Пепси-Колы». Напиток в то время довольно экзотический в СССР, но не в Крыму. По моему то ли в Евпатории, то ли в Феодосии в 80-е годы был завод компании «Пепсико». И очень уж уважал Ледебурит «Пепси-Колу»…. Итак напиток на стол и вперед!
    Не сдать экзамен Ледебуриту было практически невозможно! Однако у нас в классе такой уникум, как оказалось, был. Паша Щ……, по прозвищу Империалист (прости Паша… ;.)
    Итак Паша был единственным, который этот экзамен завалил. Нет… Завалил не потому, что был там тупым, или неспособным каким… Нет…. Просто после школы парень еще не собрался, не перестроился. Потом все догнал…
    А почему «Империалист»?
    Опять же дело в экзаменах. Незадолго до этого сдавали мы экзамен то ли по Истории КПСС, то ли по МЛФ (марксистско-ленинская философии). Не знаю как для кого, а мне такие предметы (История КПСС, МЛФ, Военная педагогика, Научный коммунизм и пр.) давались тяжело. Много уж там «воды» было в наших учебниках. У кого язык подвешен, тот такие гуманитарные науки щелкал как орехи. Я же больше любил точные науки.
    Итак, Паша стал Империалистом, потому, что на экзамене по Истории КПСС смог сказать только два слова – Империалисты…. Империалисты…. Так Паша и стал Империалистом до самого выпуска.

    А где-то на 3-м курсе у нас появился еще такой увлекательный предмет как «Теоретическая механика». В летнюю сессию во время сдачи экзамена по этому предмету и произошла следующая история.
    Экзамен по «Теоретической механике» или сокращенно «Термеху» мы сдавали на досках. Т.е. в учебном классе ставились пять школьных досок, стол с билетами и стол для преподавателя. Зашел, взял билет, бери кусок мела и вставай к доске: готовься и пиши ответ мелом на доске. Сделано это было для того, наверное, чтобы исключить до минимума возможность списывания.
    Зашел я, взял билет, начал готовиться. Три вопроса билета я знал неплохо, быстро и кратко изложил ответы на доске, а вот задача… Это ЗАДАЧА! С задачей не пошло…
    А преподавал у нас Термех гражданский преподаватель, фамилию уже и не вспомню, по прозвищу Тремпель. Прозвище это не обидное. Не знаю уж на каком таком языке, на каком диалекте, но «тремпель» это всего-навсего вешалка для одежды, т.е. плечики. Дали ему это прозвище курсанты, потому как преподаватель был довольно невысокого роста, но спортивный такой. Имел очень широкие плечи, что вместе с ростом создавало иллюзию засунутого под пиджак тремпеля, т.е. вешалки. 
    Был Тремпель довольно миролюбив. Крови курсантской не пил, но требовал. А как еще иначе… требовал… Было у него одно любимое словечко. Алгоритм. Употреблял его часто и нас учил этому самому алгоритму. Так и говорил – «Да не бойтесь вы этого слова!». Мы знали его любовь к этому слову и старались его вставлять в ответы, где надо, а где и не надо. Иногда очень смешно получалось. Особенно преуспел в этом Миша П….н (и ты прости, Миша ; ).

    А нам молодым курсантам что? Да не до алгоритмов нам тогда было. Хотелось скорее сдать экзамен и в город… А там! Море, солнце, девушки в коротких юбках… Красота! Не… были конечно еще и злые севастопольские патрули, но эо совсем другая история…. Как ни будь расскажу….
    Итак продолжу. Билет мне попался в общем то довольно легкий, да и готовился я всерьез. Три вопроса знал. А задачу решить не мог. А время идет и скоро и моя очередь отвечать. 
    Что делать в таких случаях? Шпаргалку («шпору») не вытащишь, поскольку задчаи выдавались к билету дополнительно, и мы их знать не могли… Расчет один – помощь товарищей. И вот для этих целей, а попутно и для поддержания нормального функционирования экзамена, в классе назначался дежурный. Дежурный должен был следить за чистотой и порядком в классе – тряпку там намочить, форточку открыть, мусор вынести. А попутно и шпору передать. У нас в классе на эту ответственную должность всегда назначался Серега Б…..о. Он то всегда умудрится помочь товарищу и принести шпору или ответ в мокрой тряпке.
    Так получилось и в этот раз. Поймав мой умоляющий взгляд, Серега мне кивнул и отправился «мочить тряпку». Поймав в коридоре отличника из соседнего класса Саню Д….а («Дубрика») он настойчиво упросил его помочь. Дубрик задачу решил, Серега мне её в тряпке передал, я исправно списал решение на доску и стал ждать своей очереди на ответ. Казалось бы все хорошо!
    Ан нет!
    Подошла мой очередь отвечать по билету. Три теоретических вопроса я ответил. Вижу Трепмель доволен. И начинаю отвечать задачу. Но что это?
    Трепмель жестом останавливая мой ответ начинает внимательно всматриваться в решение. Что то не так? Далее следует вот такой диалог.
    Трепмель – «О! Ты двумя способами задачу решил! Молодец!»
    Я – «Хм… нуууу… так вот…» (а про себя – «Ну спасибо друзья… подсиропили»).
    Трепмель – «О! Да ты и двойной логарифм применил! Этому я вас не учил!».
    Я – «Нуууу… дык… это…» (про себя – «ну гады… и зачем так выделываться…. Кто это там такой умный? Выйду – убью!».
    Оказалось, что Дубрик решил задачу двумя способами, а я в запарке это не заметил и добросовестно переписал на доску оба решения. Но в итоге все таки выкрутился! Спасибо, Дубрик!
    А за экзамен я получил «пять»!


















    Текущее время Сб Сен 26, 2020 2:19 pm